Концептуальная власть

Обыденное сознание, формируемое действующей, концептуально несостоятельной педагогикой, средствами массовой информации, воспринимает государственную власть, как высшую форму правления, различая при этом идеологическую власть, исполнительную, законодательную и судебную. Близкие представления о системе власти содержат и правоустанавливающие документы, не фиксирующие институт идеологической власти. Понять и поверить в то, что эти уровни абсолютно беспомощны в получении конечного общественного результата для обыденного сознания почти невозможно. Убедить других в достоверности нового знания, не отвечающего многовековым традиционным представлениям, чрезвычайно сложно. Сложности связаны не с ограниченностью и не с разницей умственных возможностей, а исключительно с доминирующими стереотипами, с психологией и особенностями самого процесса мышления.

Изменение стереотипов можно рассматривать как процесс Прозрения человечества, сопряженный с переходом к новым словам, к новым лексическим формам. Так, в до Коперниковские времена было крайне сложно довести до сознания людей представление о том, что Земля круглая, что не Солнце вращается вокруг Земли. Господствовавшие ложные стереотипы в механике преодолевались через новый понятный аппарат: «Земной шар», «Солнечная система». В сфере взглядов на мироздание, на принципы управления страной нас ждут Прозрения, не менее значимые, чем те, через которые человечество прошло в сфере механики. Но для этого нам тоже предстоит освоить новые термины и сформировать такие понятия, как «Концептуальная власть», «Надгосударственное управление», «Полная функция управления» и т.п. При этом понятие возникает лишь как единство слова и образа того явления, которое кроется за этим словом.

К сожалению и по сей день многие, находящиеся на уровне государственного управления, относят Концептуальную власть к разряду мифов, а не реальности. Именно за это их и допускают к кажущемуся властному управлению.

Концепция – латинское слово, означающее способ понимания, различения и трактовки каких-либо явлений, порождающий присущие только для данного способа, соображения и выводы. Т.е., одно и то же событие, явление, факт в разных концепциях (применительно к жизни человеческого общества) будет иметь разные оценки, вплоть до противоположных. Так что детский вопрос: «Что такое хорошо и что такое плохо?», – основополагающий вопрос человеческой цивилизации. Это способность самостоятельного различения. Из лишенных подобного различения власть в своих корыстных интересах формирует толпу живущих по умышленно сфабрикованным Преданиям и рассуждающих так, как им “велят” подкупленные авторитеты. То, что поощряется и поддерживается в одной концепции, может расцениваться как тягчайшее преступление в другой концепции. Цели развития, понятие прогресса также оказываются разными. Представьте себе, для примера, законы, обычаи, нравы в государстве, живущем по принципу «После нас хоть потоп». А потом сопоставьте их с концептуально иной государственностью: «Сохраним всё для наших потомков». И вы поймете , что любой закон является лишь следствием тех или иных нравственных устоев общества.

Сам смысл жизни и цели Бытия при различном мировоззрении, при различных концепциях, господствующих в обществе на уровне нравственности, воспринимаются по разному. Так называемая «западная цивилизация» носит чисто технократический характер. За темпами развития и объемами прибыли в ней упускается одна “малость” – сами люди. Функционирование технологических монстров стало самостоятельной ценностью, а все люди стали лишь приложением к ним, и состоят у них на услужении. Вместо развития возможностей самого человека, идет увлечение разработкой разного рода “протезов”, подменяющих и блокирующих возможности естественного развития вида Человек — Разумный.

Концептуальная власть является высшим всеобъемлющим уровнем социального управления, базирующимся на определённом понимании общего хода цивилизационного развития. На этот уровень замкнуты и его обслуживают все остальные виды власти. При этом для концептуальной власти безразлично, работают ли на нее те или иные структуры, общественные деятели осознанно или замкнуты на нее в обход сознания, по причине скудоумия («хотели как лучше…»); создаются ли для реализации основных идей концепции новые структуры или приспосабливаются ранее созданные. Многое при этом решается и на основе безструктурных способов управления. Если действующие властные структуры не замечают всевластие концептуального центра, то это не означает, что его нет вообще. Он формирует тенденции развития и реализует властные полномочия с надгосударственного уровня через замкнутую на него прямо либо в обход сознания управленческую периферию. Так что реализующаяся в жизни власть весьма далека от официально провозглашенной, отмеченной табличками на служебных кабинетах.

Феномен концептуальной власти состоит в том, что она автократична по своей природе, ее никто не выбирает. Наблюдатель, не имеющий понятия о безструктурном способе управления, увидит лишь фрагменты полной системы управления, в той части, где эта система представлена конкретными структурами. Концептуальная власть может рассматриваться в двояком смысле: и как власть конкретного набора идей, принятых к реализации (власть концепции), и как власть людей, осмысливших и реализующих эти идеи. Концепция, смысл которой умышленно утаивается от общественного сознания, называется герметичной. При этом люди, реализующие концептуальную власть, могут быть не связаны структурно, но объединены единой мерой понимания и нравственности (или безнравственности).

Ещё одно образное представление о той функции, которая реализуется в обществе через господствующую в нём концепцию. Все мы знаем как в полиграфии, при механической обработке материалов вырабатывается та либо иная продукция в зависимости от используемой матрицы, именно она формирует образ, структурную организацию будущего изделия. Концепция – это та же матрица, но используемая по отношению к человеческому материалу. Нарождающееся поколение, не всегда осознавая это, оказывается помещённым в информационную матрицу – концепцию и к 15-20 годам помимо своей воли приобретает те качества, которые необходимы хозяевам этой концепции. Ни один ребенок не имеет потребности в алкоголе от рождения. Однако, отмечая окончание средней школы в нашей действительности, лишь единицы удерживаются от употребления по этому поводу алкогольных напитков, срабатывают активно навязываемые стереотипы. Так происходит и в любых других вопросах, в формировании мировоззрения в целом. Таким образом, если ограничить рассмотрение земными социальными силами, то на вершине управленческих иерархий стоит концептуальная власть, как высший всеобъемлющий уровень социального управления. Хозяева ныне господствующей Евро-Американской концепции реализуют управление во всех подконтрольных ей странах (многие из них помечены бело-сине-красным цветом государственного флага) с помощью шести приоритетов обобщенного оружия. При обращении подобного управления не к чужим странам, а к своей собственной эта управленческая иерархия называется приоритетами обобщенных средств управления.

Важно понять, что подчиненность концептуальной власти не носит прямого директивного характера. В этой схеме просто создаются условия, когда каждый в меру понимания работает на себя, а в меру непонимания на того, кто понимает больше. Повышение меры понимания участников управленческого процесса – едва ли не единственный способ противодействия концептуальной власти.

Власть – это не вывеска на кабинете, а реализуемая на практике способность управлять. Полную функцию управления человеческим сообществом осуществляет лишь тот, кто через концептуальную власть координирует усилия всех остальных видов власти.

Идеологическая власть облекает реализуемую концепцию в притягательные для народа формы. При этом неоглашенная цель концепции, известная только концептуальной власти, может быть сколь угодно далека от придаваемой ей идеологической окраски. К примеру, перестройка началась с идей экономического ускорения, социализма с человеческим лицом, борьбы с пьянством, трансформировавшись по каждому тезису в свою противоположность. Смысл идеологии – скрыть истинные цели управления: оглашается одно, а по умолчанию реализуется противоположное.

Исполнительная власть проводит концепцию в жизнь структурными и бесструктурными методами. При этом результат всегда будет тот, который предусматривает концепция, а не исполнительная власть, если она не посвящена в содержание концепции. Если даже искренне власть хочет сделать «как лучше», у нее, тем не менее, получится «как всегда».

Законодательная власть подводит под концепцию необходимые ей правовые нормы. Она вторична и марионеточна; лишь весьма ограниченные люди могут полагаться на идеи абстрактного правового государства. Самогоноварение, спекуляция, гомосексуализм до недавнего прошлого были уголовно наказуемыми деяниями. При ином концептуальном целеполагании те же действия всячески поощряются властными структурами.

Судебная власть следит за соблюдением “законности” в обществе, а фактически подчас охраняет злостные воровские законы от нравственного произвола против них.

Таким образом, реальная управленческая иерархия любого государства, в том числе и России, далека от официально декларируемой схемы. Если та или иная партия замалчивает вопрос о концептуальной власти, то это означает, что она претендует не на участие в реальном управлении, а лишь на выполнение миссии посредника в заведомо признаваемом и принимаемом ею глобальном сценарии управления страной. Практически все зарегистрированные ныне партии борются между собою за право получения серьезных комиссионных доходов за выполнение именно этих посреднических функций. Разница между ними лишь в том, что некоторые из них делают это умышленно и осознанно, другие – по непониманию.

Вся плеяда нынешних политических лидеров осознанно либо не осознанно уже превращена телевидением в кукольный театр, в единый бессмысленный балаган. Как бы они не объединялись и не разъединялись друг с другом, все они уже объединены в общественном сознании в единую команду, чрезвычайно далекую от проблем народа. Тем временем, на уровне общественной инициативы идет формирование новой кадровой базы, способной подняться с политического уровня на методологический. Ибо в действительности в России вместо 140 партий необходимо иметь единственное общенародное движение, реализующее концептуальную власть на базе собственной концепции развития, несовместимой с толпо-“элитаризмом” ныне господствующей концепции управления. Мера понимания нашей новой кадровой базы вполне достаточна для перехвата управления у Глобального Предиктора в кратчайшие сроки.

Навязанные нашему обществу известными лидерами альтернативы и дискуссии (капитализм – социализм, частная собственность – общественная и т.п.) в принципе бесплодны, ибо в отсутствие объединяющей всех концепции не поможет ни то, ни другое. Внешней концептуальной власти совершенно безразлично, будете ли вы строить капитализм по Гайдару или Явлинскому или социализм по Зюганову. Важно иное – не допустить в России САМоДЕРЖАвия, развития по собственной концепции в интересах народа. И наоборот, при концептуально грамотном управлении прекрасно работает, к примеру, и частная и общественная собственность.

По большинству понятий «хорошее» и «плохое», «полезное» и «вредное» будут в разных концепциях противоположны по смыслу, и потому принятый закон работать не будет, а жизнь вопреки ему пойдет по сценарию той концепции, которая на сегодня доминирует в обществе на уровне идеологической власти.

Не только законы, но даже сама терминологическая база имеет в разных концепциях полярные содержательные оценки. Для концепции «Россия – наш дом» термин «САМоДЕРЖАВИЕ» характеризует нормальное состояние общества, которое само вырабатывает курс развития и ДЕРЖит себя САМостоятельно. Для концепции же «Россия – Общеевропейский Газпром» тот же термин характеризует недопустимый для выполнения основной цели режим, с которым необходимо бороться. На дискредитацию самодержавия должны быть нацелены идеология и пропагандистская машина. А вместо самодостаточности необходимы ценности другого порядка.

При народовластии и наличии собственной концептуальной власти, исключительно знания и компетентность являются пропуском во властные структуры, и всё общество является социальной базой управленцев. Если же принципы осуществления концептуальной власти известны только посвящённым, то их узкий вырождающийся круг и является социальной базой управленцев, а общество является марионеткой в руках концептуального центра управления. Явным свидетельством этого являются нынешние “демократические процедуры” России, да и практически вся её история с момента злонамеренного навязывания Византийства, когда собственная концептуальная власть ушла в глухое подполье.

https://vk.com/whatisgood2

comments powered by HyperComments
 
 
Загрузка...

Мы в социальных сетях